МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ В МЕДЛЕННОЙ ШКОЛЕ НА ПРИСТАНИ АВАНТЮРИСТОВ

МАТЕМАТИКА В МЕДЛЕННОЙ ШКОЛЕ

МАТЕМАТИКА В МЕДЛЕННОЙ ШКОЛЕ

ШКОЛА ПЛОТНИКОВ

ИГРА "АНТИКИЛЛЕР"

"НЕВЕРОЯТНЫЕ ИГРЫ", малыши

МЕДЛЕННАЯ ШКОЛА НА ПРИСТАНИ АВАНТЮРИСТОВ.ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НАЧАЛО

Читаем медленно и по частям про медленную школу… Принимаются дети только тех родителей, кто осилил до конца…

Давно уж мы бурчали…

За пять лет на Пристани авантюристов побывало много детей. И это не только те, кто ходит на наши занятия и группы; это еще и ребята – целые классы и «деньрожденческие» компании – которые приходят на квесты и игры.

А мы – любопытные. И со всеми детьми много разговариваем, не только в рамках программы и положенного «от сих до сих». И вот часто после таких разговоров мы потом ворчим про уровень образования и абсолютное отсутствие базовых знаний у школьников.

Виноваты ли в этом дети? Разумеется нет. Они такие же, как и всегда: когда их увлечешь, они любопытные и веселые, и благодарные, и отзывчивые…Только вот мало что знающие. Что-то не то, совсем не то происходит в образовании. И уже давно. Но до поры до времени мы просто брюзжали и грустили.

А потом сравнили…

Случился карантин. И меня позвали работать в международный проект – русская школа для русскоговорящих детей по всему миру. Я скорее консервативна и ко всему новому в своей жизни отношусь осторожно. Да, внешне я, наверное, смелый человек и иду вперед. Но начинаю новый путь я всегда с настороженностью и внутренним напряжением. Пишу это для того, чтоб показать, что у меня не было состояния «Ура, ура, иностранцы, как здорово…» Скорее я шла на группы собранная, достаточно закрытая и заранее скучающая по «своим» русским детям. Потом, конечно, случилось то, что случилось: когда долго работаешь с детьми, к ним привыкаешь и привязываешься, и любишь, и приходит легкость близости. И в моей голове скоро перемешались все дети. И, кстати, в наши русские группы пришло несколько билингвов, и дети тоже все счастливо перемешались между собой.

Но именно тогда, когда ушло мое внутреннее напряжение, я смогла спокойно наблюдать и сравнивать. А сравнение есть важнейший механизм познания.

Что же я увидела? И о чем стала размышлять…

- Как ни странно, первое удивление было связано с гаджетами.

Я так устала от детей со стеклянными глазами, от бесконечного сваливания в тему майнкрафта, что у меня родился какой-то дикий страх перед гаджетами вообще. Мне как какому-нибудь рыцарю уже хотелось идти на них войной вообще. Без размышлений и сомнений.

И вот я столкнулась с тем, что многие дети, живущие в Англии, Америке и других странах, оказались очень сильны в обращении с техникой и устройствами. «Ну все, конец», - сказала я себе, - все понятно, гаджеты везде, от них не спастись никому и нигде». Но никакого конца не случилось. Дети были включены и азартны, и почти (исключение было 1 раз) не сваливались в завороженные разговоры про компьютерные игры. Я, признаться, удивилась. Но потом увидела, что все просто. Все дело, как это часто и бывает, в правилах и ценностях семьи.

Дети пользовались электронными устройствами строго ограниченное количество времени. Это время не оспаривалось, не увеличивалось, не уменьшалось, гаджетами детей не поощряли и не наказывали. А образование и развитие было важной родительской ценностью, транслируемой в семье – многие родители были с детьми на занятиях.

Получается, образованность наших детей съели не машины?

- Второе, про что я стала думать – это то, что у родителей детей-билингвов есть сильная идея. Сильная значит простая, понятная и важная. Эта идея – сохранение культурной и языковой принадлежности. Сохранить русский язык и культуру – важно, но сложно в чужом языковом и культурном пространстве. А значит надо делать усилия. И необходимость этих усилий есть некая аксиома. Надо значит надо. Конечно, это передается детям. Потому что как бы дети не бунтовали, но они впитывают настоящие родительские ценности.

И вот что я вижу – терпеливо взращиваемое уважение к русскому языку и русской культуре рождает уважение к культуре мировой, к знаниям, к интеллектуальным усилиям.

А ведь то же самое я вижу и здесь, в России – в тех семьях, где родители борются за необходимость знаний у ребенка, за вовлеченность в культуру, за нужность духовных усилий, дети тоже на голову выше своих сверстников. Просто дома, у себя в родной стране, необходимость таких родительских усилий не так очевидна – ведь есть школа, пусть она и берет на себя эти функции. А если на минутку задуматься, что школа уже все, что она практически не функционирует, то что тогда… Так ли легко уж будет на душе?

- Загруженность детей – огромна.

Знаете, почему так важно смотреть по сторонам? Чтоб не уподобляться той лошади с шорами на глазах. Конечно, все объять невозможно, а потому, наверное, всегда будут какие-то шоры. Последние месяцы, когда я увидела так много нового, я очень многое переосмыслила в своей человеческой и профессиональной позиции. И если еще недавно я яростно выступала против перегруженности детей, то теперь я увидела ситуацию, когда у детей действительно много занятий, но они вполне себе веселы, активны и ребячливы. Почему? Я до конца не знаю, еще не поняла до конца. Наверное, дело и в мотивах родителей, то есть в том, для чего нужна нагрузка – для галочки или действительно для развития… Но что-то подсказывает мне, что дело просто в организации процесса.

И местные школы, и русские школы в других странах работают по другим принципам, нежели наша. Без муштры, но со строгими правилами для всех, с вовлечением в процесс, с уважением… Да что говорить. Наши бедные дети теряют часы в месте, где много шума, недоброты, пустоты и претензий; и усталых выгоревших взрослых. Можно ли их корить за то, что после школы им не до книг и знаний – где бы и куда бы упасть… В какое пространство убежать…

А вот интересно – какая вредная опасная мысль рождается в такой системе? В голове у детей и у родителей?! А мысль эта звучит так – «дети должны больше отдыхать, излишняя нагрузка вредна!» И далее «позанимался – вот тебе телефончик, отдохни!» Но! Противоречие-то в том, что знание – это увлекательно! Нельзя устать от увлекательных историй и раскопок. Узнавать – это самый увлекательный процесс на свете, к которому стремится вся наша душа. Получение знаний не равно репрессивному обучению. А в нашей голове это как будто смешивается.

Вы думаете шутки про то, как родители празднуют окончание учебного года, смешны? Да это самые грустные шутки на свете. Они означают не только детский, но уже родительский ужас перед образованием – опять в голове смешивается идея получения знаний и тяжелые школьные будни. А это значит, что родители на лето выключаются, выдыхают, оправдывая себя тем, что чадо должно отдохнуть, набраться сил. А дети воспринимают это как сигнал, что обучение – это ужас-ужас; пока есть возможность, надо от него спастись. Что происходит в этом случае с мотивацией к обучению? Она падает.

Моя родительская позиция скорректировалась благодаря этим размышлениям. И теперь мы не останавливаем дома с детьми познавательный процесс. Но в этот процесс вовлечены мы все – я наверстываю пробелы по физике, впереди – химия и некоторые разделы биологии. С дочерью изучаем математику и географию. Зачем? Потому что это интересно. И жизнь не должна делиться на работу (ужас) и отдых (полный каф и выключение). Интересно должно быть всегда, и прежде всего в познании. Иначе будущая жизнь ребенка обречена на вечное ожидание отпуска и на «крепитесь люди – скоро лето».

- Базовые знания и умения.

Мне очень грустно и неприятно писать про это. Какое-то неприятное чувство злопыхателя. Но спешу напомнить, что я тоже здесь, и мои дети в этой системе. Поэтому уж точно я не издеваюсь. Скорее с отчаянием пишу, что отставание в общих знаниях – колоссально. Умение сверх быстро считать в уме, знания мировой истории и географии, начитанность – это все я пишу про обычных детей начальной школы. Долго размышлять о том, почему так, думаю смысла нет. Иные принципы школьного образования, родительские ценности, понятные правила и сильная мотивация к познанию – вот он фундамент крепких знаний.

- Еще хочу отметить одно различие. Это более высокая способность к концентрации. Явление, которое я замечала у многих детей и своей дочери тоже – это нежелание пробиваться к знанию. Я даже не имею в виду знание научное. Нет, самый простой пример – чтение книги. Большинство детей (причем умных и достаточно включенных) с трудом слушают первые абзацы или страницы художественного произведения, не понимая сразу что к чему. Часто я не успеваю прочитать несколько строк, как вижу поднятые руки «А это кто?» «А почему он так сказал?» Знание должно явиться ребенку сразу же, мгновенно, без излишних проволочек. Дождаться, когда разные картинки займут свое место, помедлить, вслушаться, вчитаться, всмотреться – это сверхсложная задача для современного ребенка.

«Для любого современного ребенка», – так думала я. Но сейчас я увидела, что способность к концентрации и способность держать напряжение у детей, которые обучаются в других школьных системах, выше. Думаю, и у них есть похожая проблема – желание быстрого знания. Которое, конечно, как быстро пришло, так и уйдет. Но все же еще раз повторю – другая мотивация и иное восприятие обучения делают свое дело. И дети более способны замедляться и впитывать новое.

ИТАК…

Что ж из этого следует? Что все пропало? Я думаю, нет. Мы долго обсуждали с мужем проблемы современного образования. И сначала изменили наш уклад жизни, стремясь, прежде всего, позаботиться о своем ребенке. Потому что у нас есть убеждение, что какие бы не были времена, образованность нужна всегда. Интеллектуальная база нужна всегда. Способность держать умственное напряжение нужно всегда. И, конечно, в современном мире нужно быть конкурентным – и здесь мы опять приходим к базовой образованности и к способности постоянно образовываться.

Сначала мы изменили свой уклад. И удесятерили усилия, которые мы тратим на образование дочери. А потом мы проанализировали весь положительный опыт нашей пристанской жизни. И стали размышлять о том, как соединить уже существующие наши сильные стороны, наши наработки и новые идеи, и новые знания, и опыт.

И вот так стала рождаться «Медленная школа»…

Image

МЕДЛЕННАЯ ШКОЛА НА ПРИСТАНИ АВАНТЮРИСТОВ. МАНИФЕСТ

Читаем медленно и по частям про медленную школу… Принимаются дети только тех родителей, кто осилил до конца…

Знание должно быть выпуклым ….или видите ли вы картинки, когда читаете? Образное мышление – основа знания

Много лет я веду программу «Живая книга», цель которой рассчитывать детей, показывать, что чтение – это увлекательнейший и живой процесс. И много лет я наблюдаю. И иногда удивляюсь.

Однажды я узнала, что ребенок-школьник при чтении не видит картинок, он видит перед собой только буквы, которые складывает в слова, а потом эти слова превращаются в некий текст, несущий факты. Никаких ярких образов, завораживающих нас во время чтения у него нет. Я была ошарашена. И не смела говорить ему, что чтение – это удовольствие, потому что тот процесс, который он мне описал, был не удовольствием, а мучением. Но шок я испытала чуть позже, когда обнаружила, что огромное количество детей также не видят картинки. И потому также страдают от процесса чтения и познания. Почему это происходит – отдельная тема; во-многом это связано с неразвитым воображением, развитие которого сейчас по многим причинам блокируется.

Другой пример. Собственный. Я решила встряхнуть свой базовый уровень образования и стала изучать школьную физику. Занимаюсь по обычным учебникам, с неожиданной ностальгией встречаю давно забытые фразы. И вдруг к своему несказанному удивлению легко представляю то, о чем читаю в учебниках – все эти загадочные пути молекул и атомов … Почему меня это удивляет? Я ведь взрослый человек, понятно, что я могу справиться с детским учебником. Но дело в том, что я вспоминаю, как в школе я тоже не видела мысленных картинок, читая учебник физики или химии. Для меня это были только буквы-слова-непонятный бесконечный текст. Который не оставался в моей голове. Теперь после филфака и психфака физика идет легче. Почему? А у меня очень развито именно образное мышление.

Настоящее знание должно быть выпуклым, ярким, зримым. Иначе оно пройдет мимо. Даже научное знание наш мозг воспринимает образно, и образно рождает знание новое.

Многие помнят фразу Эйнштейна «Достоевский дает мне больше, чем любой мыслитель, больше, чем Гаусс». Но все равно грубо противопоставляют мировосприятие научное и образное. А суть как раз в том, что факт и образ тесно переплетены.

Дети должны видеть, представлять получаемые факты. А факты должны обрастать ассоциациями.

Поэтому первое, что мы делаем – это ставим в центр программы «Медленной школы» курс «Медленное чтение».

В нашей стране термин медленное чтение пока не имеет широкого распространения, но вообще в мире хорошо известны такие понятия как close reading (внимательное чтение) и deep reading (глубокое чтение). Есть интереснейшие труды современных ученых Карла Оноре, Джона Мьедема, Виктора Нелла, Ланселота Р.Флетчера, посвященные концепции и технике медленного чтения.

Медленное чтение является

- практикой переключения от быстрого темпа жизни;

- оздоравливающим процессом, развивающим мышление;

- неким механизмом, который вновь возвращает читателю роль любопытного со-автора и со-творца, а не беспомощного потребителя информации.

Занятие «Медленное чтение» идет 1 раз в неделю. На этом занятии мы вроде бы делаем то же, что и на «Живой книге» – мы читаем литературное произведение. Но! Мы читаем его максимально медленно. То есть произведение заранее подготовлено преподавателем так, чтобы в процессе чтения сделать достаточное количество пауз и выделить некоторые крючочки – географические названия, предметы, события, даты, языковые выражения. Каждый такой крючок (деталь рассказа) подробно обсуждается, мы узнаем о нем всевозможные подробности, используем иллюстрации на большом экране, делаем зарисовки и мастерим.

Медленное чтение преследует несколько целей:

- учит детей замедляться и размышлять;

- учит задавать вопросы и сомневаться;

- возвращает книге объем;

- учит смотреть на мир объемно, понимая, что за каждой деталью, как в сказке про Алису, скрывается целый мир.

Мотивация к получению знаний – важнейшая задача

Почему дошкольники так любопытны и даже докучиливы? Почему они сводят нас с ума своими вопросами, но проходит пару лет, и ты говоришь ребенку «А давай я тебе расскажу про…», а ребенок в ужасе спасается от необходимости еще что-то положить в свою голову? Как исчезает эта страсть к узнаванию?

Есть огромное количество способов, как убить интерес. Но сегодня разговор не о том, как убить интерес, а о том, как его оживить, пробудить.

Какая разница между тем, как получает знание 5-ти летка и школьник? Самая поверхностная, грубая, бросающаяся в глаза?

Дошкольник свободен в своем стремлении к знанию – он сам принимает решение, когда он хочет узнать этот факт, а когда нет. Школьник же все больше превращается в бадью, в которую постоянно докладывают и докладывают факты. Конечно, эту ситуацию нам сложно изменить, потому что задача ребенка школьного возраста – учиться, а обучение никогда не бывает легким и непринужденным. Но дошкольник свободен еще в одном – он свободен выбирать то знание, которое ему по душе. Я много раз видела, как маленькие дети, внимательно выслушав объяснение взрослого, потом важно кивают и отвечают: «Нет, на самом деле все по-другому»; потом они играют в свою версию, меняют ее еще на несколько возможных и уже потом они вновь готовы слушать то, что им говорят родители.

Свобода! Пожалуй, это самое важное в познании. А потому мы в «Медленной школе» возьмем такой важный принцип как иммерсивность. Во всех группах, не только в группах «Медленного чтения». Но именно на «Медленном чтении» иммерсивные занятия будут на постоянной основе.

Иммерсивность – это способ восприятия, при котором возникает ощущение погружения в ту или иную реальность, эффект присутствия. В зарубежной литературе уже существуют такие понятия как Immersive teaching (immersive learning, immersive education). Часто иммерсивное образование подразумевает использование технических средств и создания виртуальной реальности. Но не всегда. Иммерсивность – это возможность внедриться в некую реальность (художественную, научную) и попытаться ее оспорить.

Сейчас уже написаны программы для первого полугодия всех иммерсивных занятий.

Наша задача – противопоставить медленное знание быстрому!

В предыдущей статье я уже писала о том, что современные дети все больше теряют способность ждать. Что процесс вызревания знания для них невыносим. Оно должно падать мгновенно.

И иммерсивность, и «Медленное чтение» в центре программы – наша попытка привить детям вкус к медленному познанию и поиску.

И это не движение вперед, это скорее возвращение к истокам, пусть даже с использованием некоторых современных технологий.

Образование – это то, что осталось, когда все забыто. Знание должно быть системным

Что меня совершенно ошарашивает в нашем образовании, так это несистемность. Еще в школе меня это очень раздражало. Мне постоянно хотелось как-то соединить все полученные знания – я вела свои странные тетради, блокноты, создавала свои системы, пыталась понять, что происходило, например, в России или в Англии, когда во Франции Генрих IV женился на Маргарите Наваррской. Но тогда мне было это не под силу.

Я хочу исполнить свою детскую мечту. И создавать, и изучать с детьми ленту времени. Как это возможно?

«Медленным чтением» программа не ограничивается. Вокруг этого курса выстраиваются другие важнейшие дисциплины: ИСКУССТВО, НАУКА, МАТЕМАТИКА, КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ, ИГРЫ В ГЛИНУ. Темы этих курсов ассоциативно связаны друг с другом, они связаны и эпохой. И таким образом ассоциативные связи углубляются и закрепляются.

Из этого принципа следует важное правило «Медленной школы»: ее ученик должен посещать минимум два курса. Например, «Медленное чтение» и математику, чтение и науку, чтение и клуб путешественников. Это необходимо именно для развития объемного и системного мышления. Конечно, любой ученик может посещать все курсы «Медленной школы».

Еще немного про то, что знание должно быть зримым. И про важность кинетического восприятия…

Про наглядность в школе говорят постоянно. Но реальность такова, что все наоборот. Бесконечные тетради с печатными основами совершенно выводят из процесса обучения и познания простые механические действия. Дети мало пишут, рисуют, чертят… Скорее происходит имитация этого. Как мама я сама столкнулась с тем, что дочь, которая никак не могла выучить таблицу умножения, вызубрила ее за два дня, просто несколько раз переписав в тетрадь.

Мы будем создавать с детьми собственные тетради, в которых будем отмечать все узнанное, делать заметки и рисунки не по определенному плану для красоты, а для воссоздания новой реальности.

М.Пруст писал в своих гениальных «Поисках утраченного времени», что настоящее познание есть каждый раз воссоздание чего-то нового. Мы будем воссоздавать знания и эпохи, вести про это свои отчеты. И создавать ленты времени. Да, сейчас есть замечательные издательства, которые предлагают ребятам прекрасные временные ленты, но почему бы нам не сделать свои?

Преподаватель – уже не единственный носитель знания!

Важнейшей частью «Медленной школы» являются ежемесячные встречи всех детей «Школы». Неформальные, дружеские, с чаем, весельем и обменом знаний. Это нужно для развития того же системного мышления, для ощущения свободы – «мы сами можем делиться знанием, а не только брать то, что велели». Для максимального вовлечения в процесс.

Наш важный принцип – не только преподаватель носитель знания. Знание принадлежит всем, и каждый его может взять. Преподаватель скорее великий медиатор, тот, кто помогает организовать этот обмен.

Я думаю, что наши ленты времени мы сможем создавать и на этих встречах.

Нужны ли оценки? Ведь мы решили называться школой…

Для нас это самый сложный вопрос. И пока здесь много сомнений. Но, честно говоря, дети любят получать оценки – просто они не любят получать оценки плохие и не любят сравнение с другими детьми.

У нас есть мысль – попробовать применить европейскую систему оценивания ученика с самим собой. То есть каждый ученик может наращивать свои баллы и соревноваться с самим собой. Эту систему нам подсказала участница нашего подросткового клуба из Англии.

Возрастные группы

На сегодняшний момент мы планируем несколько возрастных групп.

2 – 4 класс

5 – 6 класс

7 – 9 класс

Очень надеемся и на старших подростков.

Что важного у нас уже есть

Мне очень хочется верить, что на Пристани нам удалось создать принимающую среду. Это тот мощный ресурс, что у нас уже есть.

У нас есть команда и большой опыт проведения психологических групп.

«Живая книга» существует в городе уже 10 лет, а она важная основа нового курса.

Клуб путешественников, искусство, математика, наука – сейчас идет создание общей программы.

У нас есть мы и азарт. И большое желание двигаться дальше.

Зачем все же нужна «Медленная школа»

Мы не можем быть школой в прямом смысле этого слова. Стандарты официальной школы как раз противоречат нашим принципам.

Но тогда зачем это нужно?

Это нужно для того, чтобы ребенок:

- сохранил свое любопытство;

- сохранил мощную мотивацию к познанию;

- получил крепкие базовые знания;

- воспринял идею о связанности знаний и фактов;

- развил системное, объемное мышление;

- научился задавать вопросы, сомневаться, анализировать, смотреть на мир объемно;

- стал в будущем конкурентным…

Вот и все наши скромные планы! Вот таков наш манифест Новой школы. Как у футуристов «Сбросим с корабля современности…»

Группы в реале стартуют уже в сентябре.

Первая онлайн группа «Медленной школы» стартует с середины августа.

Запись идет уже сейчас!

Image
Вашему ребенку больше шести лет и он уже видел в своей жизни все? И лазер-таг, и контактный зоопарк и батутный парк и даже побывал в виртуальной реальности и чуть там не остался?
Но есть, есть еще в этом мире такая игра, в которую еще никто совершенно точно никто из детей не играл. Потому что она только-только придумана на Пристани Авантюристов.
Это - пиратский квест "Черная жемчужина"!
Взять на абордаж корабль Френсиса Дрейка "Золотая лань". На нем подойти к крепости "Эльдорадо", захватить ее и только потом штурмовать неосторожно подошедший к крепости самый знаменитый пиратский корабль Джека-Воробья "Черная жемчужина".
А еще отгадываем загадки моряка Сильвера, собираем оружие и боеприпасы и находим старинную карту со спрятанными на острове стариком Флинтом сокровищами. Которую с придуманными на ней названиями от своих друзей получает именинник.