Игра "Антикиллер"

Легенда игры

АнтиКиллер
Психологическая игра

 

Знаменитая "Мафия" раньше называлась совсем по-другому. Игра, из которой потом появилась «Мафия», родилась на Диком Западе и была придумана на основе вполне себе реальных событий. Мы нашли эту старинную игру, стряхнули с нее пыль веков и немного (чего уж тут скрывать) дописали. Так и появился на свет
АНТИКИЛЛЕР

 Америка начала 20 века. В маленьком американском городе Нордфолк ничего интересного не происходит. Город стоит вдалеке от больших дорог и великих событий. Но однажды в редакцию газеты «Нордфолк ньюз» поступает анонимное письмо. В котором автор рассказывает о том, что он, бывший в прошлом наемный убийца, ставший впоследствии добропорядочным гражданином, обиделся на некоторых, в том числе и весьма уважаемых, жителей города.  Причем так сильно, что решил перестрелять их одного за другим. В письме приводится и список этих жителей:
Мэр города: Борис Джонсон, Шериф Уильям Маккена, Судья Гарри Смит (Хитрый Гарри), Банкир Генри Морган, Бандит Микеле Пласидо (Кувалда), Ковбой Индиана Донс, Танцовщица Пепа, Кондитер Мисс Мапл, Булочник Эркюль Пуаре, Доктор Джон Ватсон, священник патер Блэк, Аптекарь Шерлок Хомс, Почтальон Огюст Дюпон, Хозяйка салуна Джулия, Бродяга Клинт Иствод.
Автор письма обещает каждую ночь выходить на охоту. И, самое интересное, он очень ясно дает понять, что тоже есть в этом списке!
«АНТИКИЛЛЕР – ЭТО НЕ МАФИЯ. ЭТО ГОРАЗДО КРУЧЕ И ИНТЕРЕСНЕЕ»!
Квентин Таратино

Игра начинается.
«Вероятно, нашему киллеру захотелось поиграть в русскую рулетку, - подумал, прочитав утром анонимное письмо и почесав при этом остатки былой шевелюры, редактор газеты «Нордфолк ньюз» Фенимор Купар. – Но, похоже, этот материал тянет на сенсацию. Причем на очень и очень приличную. Которая вполне сгодится даже для столицы штата. Не говоря уже о нашей дыре. А сенсаций в ней после нападения племени индейцев лет пятьдесят назад никаких не было. Нельзя же считать сенсациями драку в салуне Джулии или кражу придомового коврика у мисс Мапл. Нет, надо срочно заняться этим письмом. И поручу-ка я раскрутить это дельце Джеку».
Джек Твен был единственным репортером в газете, и сейчас он, сидя на подоконнике, пытался поймать ползающую по окну сонную муху. Джек совсем недавно приехал в Нордфолк из небольшого мормонского поселка и надеялся сделать здесь головокружительную карьеру журналиста. Фенимор Купар, сунув в рот гаванскую сигару, положив ноги на стол и приняв важный вид, нажал кнопку звонка.
- Джек, мой мальчик, что ты больше хочешь: заработать пять долларов или прославиться? – спросил он прибежавшего на вызов репортера.
- Конечно, прославиться, - улыбаясь во все лицо тут же выпалил Джек. – Но и пять долларов мне точно не помешают.
- Тогда вот тебе пока два четвертака. Пойдешь в салун «Веселая черепаха» к Джулии. Она знает все, что происходит в этом чертовом городишке. И редактор кратко пересказал текст письма анонимного автора. Джек присвистнул:
- Даже мистер Пласидо находится под подозрением. Похоже, дельце будет горячим. Очень горячим.
- Самое главное, сынок, береги себя. Ведь каждый из них может оказаться тем самым киллером. Конечно, если это письмо – не шутка какого-нибудь старого маразматика. Которых так много в нашем городе.
Но письмо оказалось никакой не шуткой. Об этом Джек понял, едва только переступил порог салуна «Веселая черепаха».
Хозяйка салуна Джулия, стоя за прилавком, о чем-то горячо спорила с ковбоем Индианой Донсом. Ковбой переминался с ноги на ногу громко звеня при этом шпорами. До Джека, скромно присевшего в углу зала, доносились отдельные слова и фразы: «В списке все пятнадцать человек. Кувалда уже в курсе. Мэр в бешенстве…».
«Ого, - подумал Джек. – Похоже, новости в нашем городе разлетаются как горячие пирожки».
Но тут его заметила Джулия.
- Джек, какого дьявола ты тут расселся. Или бери виски, или иди на все четыре стороны. Три тысячи чертей, и якорь тебе в глотку!
Джулия раньше была замужем за бывалым моряком, сгинувшем в пучинах Тихого океана во время китобойного промысла, и поэтому очень любила употреблять соленые, морские выражения.
Джек взял себе пинту пива, подождал, когда ковбой выйдет из салуна и подошел к Джулии.
- Извините, мэм. Всего пару слов для нашей газеты…
- Карамба! Для вашей паршивой газетенки у меня найдется только несколько патронов в моем кольте. Кто там из вас двоих посмел написать, что я торгую по ночам фальшивым виски? Да у меня лучший виски на всем нашем Диком Западе. Разрази меня гром!
Джеку пришлось изобразить на лице благопристойную глупость, и только тогда Джулия замолчала.
- Видите ли, мэм. Я тут не по поводу виски. Я по поводу того самого списка. О котором вы только что разговаривали с Индианой Донсом. Кажется, вы тоже в нем находитесь? Но, если вам эта тема не интересна, то я удаляюсь.
Джек надел шляпу и попытался выйти. Но не тут-то было. Джулия схватила его за локоть.
- А ну-ка, паршивец эдакий, выкладывай, что тебе известно!
- Простите, мэм. Но за такое грубое обращение в мой адрес…
Джулия тут же сменила тон.
- О, милый Джек. Прости, прости. Я просто погорячилась. Хочешь еще пива? За счет заведения…
Джек немного поразмышлял для вида, но потом дал себя уговорить и сел за барную стойку. Джулия хотела вытащить из него всю имеющуюся информацию о письме. А он хотел вытащить информацию у Джулии. В общем, им было что обсудить.
А в это время в кабинете мэра Бориса Джонсона происходило важное совещание. На котором присутствовали судья Гарри Смит по кличке Хитрый Гарри и шериф Уильям Маккена. Мэр – человек высокого, под два метра, роста гигантскими шагами ходил из угла в угол.
- Это черт знает что. В нашем городе завелся маньяк!
- Киллер, - поправил его судья. – По крайней мере в своем письме он так себя называет. Мы, кажется, уже все получили его письмо?
- Да какая разница, как он там себя называет, - вскипел до этого невозмутимый шериф. – Я не позволю в нашем городе стрелять в кого ни попадя без моего разрешения.
- Особенно в представителей власти, - заметил мэр. – Но, действительно, какова эта причина? Почему в этом списке оказались столь разные люди? От меня до какого-то там бродяги.
- Причина, и это мы все прекрасно знаем, лежит на поверхности, - сказал Шериф, почесав кольтом затылок. Мэр при этих словах усмехнулся и перестал ходить из угла в угол.
- Нам теперь обязательно надо держаться вместе, - заметил судья, закуривая сигару и усаживаясь перед камином.
- Конечно, - согласился с ним шериф. – Но вы не учитываете одного важного обстоятельства.
- Какого же?
- То, что киллером может быть один из нас.
Мэр и судья после этих слов шерифа понимающе переглянулись.
Впрочем, оставим пока представителей власти в их тяжелых раздумьях по поводу возможных убийств в подотчетном им городе. Власть – тяжелая штука, и представителям ее приходится иногда вовсе не сладко. Особенно, если кто-то на них покушается. А мы переносимся в лучшую кондитерскую города, которой уже много лет заведует мисс Мапл. Сухонькая старушка обожающая совать нос в чужие дела. Вот и сейчас она с пристрастием допрашивает своего, зашедшего на чашечку чая, соседа-булочника Эркюля Пуаре. Тот довольно вяло от нее отбивается:
- Извините, мисс Мапл, но мои серые клеточки вовсе не предназначены для разгадывания подобных загадок. Я всего-навсего булочник. Булочки, кренделя, пирожные с кремом, торт «Наполеон» - это я понимаю. А про убийства Боже упаси.
- Ах, вы маленький лицемер, - мисс Мапл обиженно поджала губы. – Я ведь точно знаю, что вы в молодости вовсе не были таким рохлей, каким хотите казаться. Не вы ли были капралом в армии генерала Гранта и даже взорвали какую-то там крепость у южан?
- Ах, мэм, это был вовсе не я, а мой отец. И тем событиям уже столько лет, что уже и не поймешь: правда это или нет. А правда нынче в булочках и круассанах. Что же касается письма, которое я получил сегодня утром… Мне кажется, что это всего-навсего шутка. Киллер в нашем сонном и провинциальном городе?
- Не скажите. Во всех детективных романах убийства и происходят там, где их никто не ждет. А я обожаю детективные романы. Вот вы сейчас пьете чай с моими конфетами. А откуда вы знаете, что они не отравлены?
Булочник тут же вздрогнул и пролил чай на скатерть.
- Ну и шутки у вас, мисс Мапл. Я, пожалуй, пойду. Настоящий там этот киллер или нет, но, похоже, в гости к друг другу теперь лучше не ходить. Бон аппети, мисс Мапл.  Бон аппети.
Джек тем временем не терял этого самого времени даром. После разговора с Джулией он решил навестить священника патера Блэка. Резонно полагая, что вторым по величине источником информации в городе может быть именно он.
Но по дороге к городской церкви Джек наткнулся на местного бродягу Клинта Иствода. Тот сидел на упавшем дереве и какой-то палкой чертил на песке замысловатые фигуры.
- Здравствуйте, мистер Иствод, - вежливо поздоровался с ним Джек и подумал, что в молодости бродяга явно был красавчиком, и в него, наверное, влюблялись самые важные дамы города. Но время и виски взяли свое, и сейчас бродяга представлял из себя весьма жалкое зрелище.
- Привет, Джек, - ответил ему бродяга. – У тебя случайно нет пяти центов для поправки головы бывшему детективу.
- Вы были детективом, сэр? – удивился Джек. – А мне казалось…
- Мне тоже раньше казалось, что жизнь удалась. Детективное бюро Пинкертона. Может, ты слышал? Дело о краже бриллиантов у миссис Вандербилд. Или ограбление банка в Джорджии. Калифорнийский маньяк. Я расследовал самые громкие дела, и если бы не это проклятое виски…
«Так вот почему бродяга попал в таинственный список, - подумал Джек, протягивая тому пять центов из денег, выданных ему редактором. – Надо будет поподробнее узнать про его биографию. Только вряд ли он сам является таинственным киллером. Вон как руки дрожат от пьянства, и вряд ли у него есть оружие». Но, прощаясь, Джек внезапно поймал на себе холодный и трезвый взгляд Клина Иствода и почувствовал себя очень неуютно.
В церкви тем временем было тихо. Джек вошел в нее, перекрестился и, никого не увидев, быстро вышел. Патера Блэка он заметил не сразу. Тот, опираясь на лопату, смотрел на только что вскопанную возле храма землю.
- Кого-то хороните? - неловко пошутил Джек.
- Сажаю картофель, - ответил священник, осуждающе поглядев на репортера. – Прихожане нынче мало ходят в храм и мало жертвуют на него. Приходится как-то крутиться и выживать. Что тебя привело ко мне, сын мой?
- Патер, вы уже, вероятно, знаете про таинственное письмо. Про некий черный список и про то, что вы есть в нем?
- Конечно, сын мой. Но все в руках Господа. И жизнь, и смерть, и урожай картофеля. И если кому-то суждено убить часть жителей этого города, то так тому и быть. Аминь.
И патер Блэк, перекрестив Джека, плюнул на руки и снова взялся за лопату. Джек понял, что тут ему ловить нечего и вежливо попрощался. Но, уходя, он обратил внимание на дорогой перстень на правой руке священника. Стоимостью явно больше всех ежегодных доходов прихода. Да и кольт, торчащий из-под сутаны, произвел на Джека нужное впечатление.
«Ох, не прост, этот священник. Ох, не прост».
Время близилось к полудню, а слухи, как чайки, разлетались по городу. Все жители, бросив свои дела, дружно обсуждали таинственное письмо.  Обсуждали его и в аптеке, принадлежащей мистеру Шерлоку Хомсу. Пришедший к нему в гости доктор Джон Ватсон растерянно сжимал в руках большую, дубовую трость.
- Ах, как запутана эта жизнь. Меня, скромного доктора, последователя Гиппократа, внести в черный список. Я положил свою жизнь на лечение жителей этого города. Прописывал им микстуры, ставил пиявки, выписывал свидетельства о смерти, и тут такая неблагодарность! Как вы думаете, мистер Хомс, кто написал это странное письмо?
- Боюсь, Ватсон, что логика – не мой конек. Я всю свою жизнь, как вы знаете, очень рассеян. Вот совсем недавно прописал мисс Мапл вместо успокаивающих капель возбудительную сыворотку. Она не могла уснуть всю ночь, просидела у окна и видела, как…
Тут в аптеке зазвенел колокольчик, вошел новый посетитель и аптекарь, прервав беседу, пошел его обслуживать. Доктор Ватсон тем временем оглянулся вокруг и, убедившись, что его никто не видит, сунул палец в банку с белым порошком, стоящую на полке. Затем, понюхав палец и облизав его, произнес вслух только одно слово:
- Кокаин. И хищно при этом улыбнулся.
Джек, отойдя от церкви на приличное расстояние, внезапно увидел, как мимо него на своем коне проскакал ковбой Индиана Донс. Но он был не один. Сзади, крепко вцепившись в ковбоя, сидела какая-то дама в длинном платье с развивающимися на ветру волосами. В последний момент Джек узнал в даме танцовщицу из салуна «Веселая черепаха» Пепу. Индиана Донс прокричал Джеку что-то нечленораздельное, и парочка скрылась в клубах пыли.
«Ну и дела», - подумал озадаченный Джек и решил, что сейчас самое время перекусить и обдумать полученную им информацию. Точнее, информации пока никакой не было, и с этой мыслью как-то пришлось репортеру смириться. Но тут Джека внезапно обрызгал грязью проезжавший мимо почтальон на велосипеде.
- Эй, мистер, нельзя ли поосторожнее, - крикнул ему Джек, но почтальон даже не повернул головы.
«Как же его зовут, этого почтальона, - начал мучительно вспоминать репортер. – Ведь он совершенно точно тоже есть в этом списке. Огюст… Да. Почтальон – самый незаметный человек в городе. Он везде есть и нигде его нет. Самая подходящая фигура для киллера. Огюст Дюпон»! – вспомнил внезапно имя почтальона Джек, но того уже и след простыл. «Нет, надо срочно чего-нибудь перекусить. Кусочек жареной свинины с картошкой по-деревенски мне явно сейчас не помешает».
Но жизнь опять внесла коррективы в планы нашего неудачливого репортера. Коррективы появились возле салуна, в который направлял свои усталые стопы Джек в лице самого известного жителя Нордфолка мистера Микеле Пласидо по прозвищу Кувалда.
- Привет, малыш, - Кувалда положил свою тяжелую руку на плечо Джека. – Все вынюхиваешь, все ищешь сенсации.
- Что вы, мистер Пласидо, - постарался как можно тверже ответить Джек, не отводя от Кувалды глаз, хотя ему очень этого хотелось. – Просто в животе запели лягушки, и захотелось им чего-нибудь туда кинуть.
- Как бы на твоих похоронах не запел церковный хор, - заметил Микеле Пласидо. – Пойдем лучше выпьем по стаканчику, и ты мне расскажешь все, что знаешь про это дело.
- Про какое дело, мистер Кувалда? – притворился ничего не знающим Джек. – Ой, простите, мистер Пласидо.
- Знаешь, малыш, почему меня прозвали Кувалдой?
- Конечно знаю. Вы на родео убили быка одним ударом кулака.
- Правильно. Так что не ерепенься, а иди со мной. Особенно когда тебя вежливо об этом просят. - С этими словами Кувалда сгреб Джека в охапку, занес его в салун и закрыл за собой дверь.
А тем временем мисс Мапл пила чай в кабинете банкира Генри Моргана.
- Признайтесь, мистер Морган, ведь это вы рассылаете письма по всему городу. Все в городе вам должны, включая мэра. И вы таким странным образом решили нас напугать.
- Что вы, мисс Мапл, - усмехнулся банкир. – Я сам в шоке от происходящего. И уже подумываю об отъезде из города. На то время, пока все не прояснится.
- Но что тогда будет с золотом, - тихо сказала мисс Мапл. – Вы же понимаете, о чем я…
И банкир хитро улыбнулся в ответ в свою черную как смоль бороду.
Через два часа после всех этих, согласитесь, весьма странных событий в салуне «Веселая черепаха», в котором уже сидели Кувалда и Джек, появились мэр города Борис Джонсон в черном фраке и с цилиндром на голове, судья Гарри Смит, шериф Уильям Маккена, банкир Генри Морган, аптекарь Шерлок Хомс, доктор Ватсон со своим медицинским чемоданчиком, почтальон Огюст Дюпон, мисс Мапл и булочник Эркюль Пуаре. Чуть погодя пришел и священник патер Блэк. Перекрестив собравшихся в салуне людей, он тут же заказал у хозяйки салуна Джулии кружку пива. «Ну, с Богом. Чтобы даровал нам и хлеб, и воду, и все остальное за молитвы наши». Затем все собравшиеся уселись за большим круглым столом посреди зала, и Кувалда сделал знак Джулии, чтобы та заперла двери.
- Леди и джентльмены. Уважаемые жители города Нордфолк. Я собрал вас здесь для того, – тут Кувалда, оглядев собравшихся, сделал небольшую паузу. – А где Клинт Иствод?  Или ему нужно отдельное приглашение?
- На кухне. Ест, - сообщила Джулия. – Голоден как осьминог после брачной ночи. Сейчас позову.
И Кувалда, подождав когда бродяга займет место за круглым столом, продолжил свою речь, которые все присутствующие внимательно слушали.
- Я собрал вас для того, чтобы сообщить весьма неприятное известие: наша тайна раскрыта.
Тут все присутствующие недовольно зашумели, но Кувалда поднял вверх руку призывая к порядку.
- Раскрыта она лично мной вот этому молодому человеку. – Кувалда показал рукой на Джона. – И, если вы не будете сейчас так орать и хвататься за кольты, я все по порядку объясню. Тихо!!!
Через несколько минут, когда все замолчали, Кувалда, красный как рак, налив себе виски из большой бутылки, стоящей на столе, выпил и продолжил:
- Как все присутствующие здесь помнят, десять лет назад мы также сидели в этом салуне, когда в него буквально ввалился тот самый золотоискатель с Аляски.
- Все, да не все, - заметил булочник Эркюль Пуаре. – Нет ковбоя и танцовщицы.
- Они хотели удрать из города, но мои люди их остановили, - ответил Кувалда. – И сейчас они направляются прямо сюда. Джулия, открой дверь моим мальчикам.
Джулия открыла двери, и какая-то невидимая рука втолкнула в салун ковбоя Индиану Донса и танцовщицу Пепу.
- Вот теперь все в сборе, - удовлетворенно сказал Кувалда. – Принеси, Джулия, им что-нибудь выпить. А то любовь-морковь и все такое. Я продолжаю. Итак, в наш салун судьба занесла одного из золотоискателей. Тех странных людей, которые на морозе мчались на собаках по заснеженной равнине от Клондайка до Доусона в поисках приключений и золота. Тогда еще мэр не был мэром, судья судьей, а шериф шерифом. И даже я не имел прозвища «Кувалад», так как не убил еще быка на родео в Техасе. Тот человек много пил и много хвастал. Он все время пил и хвастал про свои подвиги. И когда он выпил очередной стакан виски, то свалился на пол и умер. Все помнят, что мы его не убивали, и он умер сам? Хорошо. В вещах этого человека было золото. Много золота. Мы оценили его  примерно в миллион долларов. И, поклявшись молчать, забрали все это золото. Все до последней крупинки. И все эти самородки и песок отдали на хранение Генри Моргану в его банк. Так, Генри?
Банкир в ответ согласно кивнул.
- И мы еще поклялись, что ближайшие восемь лет не трогаем это золото. А восемь лет истекают, как все знают, завтра. И что же происходит сегодня утром? Кто-то из нас, видимо, решил присвоить все золото себе. И разослал эти проклятые письма. Но так дело не пойдет. Или я не Кувалда, три тысячи морских дьяволов, как говорит Джулия. Поэтому сегодня я и собрал вас всех в этом салуне, чтобы вычислить этого самого киллера. И теперь, либо он нас всех тут перестреляет, либо мы его все-таки найдем.
- Но киллером можешь быть и ты, Кувалда, - резонно заметил мэр, выкладывая свой кольт на стол. И его движение тут же повторили все присутствующие, включая бродягу. Все, кроме Джека.
- Да. Могу, - согласился Кувалда. – Но для того чтобы поставить все точки над и, предлагаю вам поиграть в Игру. А я обожаю игры. Вот поэтому-то я и пригласил сюда этого молодого джентльмена, - Кувалда показал на Джека. – Нам нужен ведущий, который не при делах, но сможет нас рассудить в случае чего.
- Но для Игры нужны правила, осьминога вам в койку, - сказала Джулия.
- Правила? – спросил ее Джек. – Правила есть. Вот они. И эти правила написаны кровью. В том числе моей. Ведь не даром я провел несколько часов с мистером Кувалдой. Ой, извините, мистер Пласидо. Ну что, поиграем в «Киллера» леди и джентльмены? Если, конечно, вам не страшно играть в такие игры!
P.S. Игра предназначена для широкого круга любителей психологических и логических игр. 12+.
Также Игра может быть полезна психотерапевтам и психологам в их нелегкой работе.
Все права на Игру, на ее сюжет, героев, образы, изображения, правила принадлежат семейному психологу Мовшевич Анне Анатольевне.
ИНН 524926078294. Только для домашнего использования без права копирования. Все права на Игру защищены законодательством Российской Федерации.

Игра «АнтиКиллер» придумана в семейном психологическом центре «Пристань Авантюристов». Нижний Новгород.
www.nnpristan.com
8-952-477-64-03